Дагестанская община в Москве

Дагестанская община в Москве и Московской области – дагестанцы появились в Москве уже в средневековье, что было обусловлено торгово-политической экспансией Кавказа Россией. Если опираться на след дагестанцев в столичной топонимике можно сделать вывод, что они присутствовали в Москве уже в 15 веке.

В 16-17 веках из дагестанских государств (Кайтагского уцмийства, Тарковского шамхальства, Тюменского и Эндереевского владений и других) регулярно направлялись дипломатические и торговые посольства. В состав дагестанских посольств обычно входили ближайшие родственники правящих домов.
Активность и уровень контактов дагестанцев с Москвой была очень высокой, сравнимая разве что с черкесами.

Посольства решали ряд вопросов, связанных с делами Турции, Ирана, Крыма, а также по вопросу отношений России и Кавказа. Также посольства имели экономическую подоплеку. Например, в 1621, 1623, 1627 годах в Москву приезжал купец Фаргат, он привез в Москву восточных товаров на сумму 8667 рублей. В 1635 и 1643 годах Москву посетили купец Варданас и кайтагский посол Бадархан, которые также привезли с собой различные товары.

Дагестанские товары сначала показывались царю и придворным, после того как они выбирали себе понравившееся, выдавалось разрешение на свободную торговлю. При этом долгое время было строгое ограничение на продажу горцами огнестрельного оружия.
Шамхальские купцы освобождались от уплаты пошлинных сборов на товары, но только до определенного ценового порога.

Присутствовали в Москве с 15 века и ногайцы, которые дали начало некоторым русским династиям и основали в Москве Ногайский двор. Но вопрос в соотношении средневековых ногаев Большой Ногайской Орды (которая располагалось на территории современного Казахстана) и современных ногайцев до сих остается не решенным.

Некоторые дагестанцы посещали Москву и в более поздние времена. Например, аварец имам Шамиль, который в период 1859-1868 годов несколько раз вторую столицу империи. В дальнейшем в Москве проживали потомки имама – Мухаммед-Шафика Шамиль Захид, его внук по линии его сына, который был женат на дочери Хусаина Байбекова (одного из основателей Соборной мечети Москвы). Мухаммед-Шафика Шамиль Захид был активным участником работы московских мусульманских организаций в начале ХХ века.

Численность

Современная дагестанская община Москвы стала формироваться в советское время.
Согласно переписи в 1989 год в Москве проживали: лезгины 2434 человека, аварцы 1706 человек, таты 1292 человека. В Подмосковье указаны только лезгины количеством 1106 человек.

По данным переписи 2002 года дагестанцев в Москве было: аварцев – 4950 человек, лезгинов – 4475 человек, даргинцев – 2898 человек, лакцев – 1834 человека, кумык – 1615 человек, табасаранцев – 731 человека, таты – 621 человек, ногайцев – 158 человек, цахуров – 83 человека. В Московской области следующие показатели: лезгин – 2130 человек, аварцев – 1242 человека, даргинцев – 953 человек, кумык – 818 человек, лакцев – 628 человек, табасаранцев – 405 человек, ногайцев – 106 человек; рутульцев – 103 человека; агульцев – 72 человека; таты – 72 человека; цахурцы – 48 человек. Общее количество дагестанцев в Москве 17 738 человека, в Подмосковье – 6 577. При всем этом коренные земли ногайцев и кумыков выходят за пределы Дагестана, их села располагаются в Чечне, Северной Осетии, Ингушетии, Ставропольском крае, Карачаево-Черкесии, но государствообразующим субъектом эти народы приняты в Дагестане, поэтому они попадают в список народов Дагестана.

Таким образом очевиден значительный рост аварцев и лезгин в Москве, и двукратный – в области. Также отмечается в стадии непрерывного естественного и миграционного роста. Миграционный рост обусловлен неблагополучной экономической обстановкой в Дагестане.
При этом отмечается что действительное количество дагестанцев в Москве и Подмосковье значительно больше, при этом большая их часть относится к категории условно-временных мигрантов. По оценке О.С. Чудиновских (заведующий сектором Центра по изучению проблем народонаселения МГУ) число условно-временных мигрантов отличается от официальной статистики. Согласно данным Московского культурного центра «Дагестан» в Москве насчитывается 50 тысяч человек.

Характерно несоответствие соотношений наций в самом Дагестане и Москве. Например, лезгин и лакцев в Москве и Подмосковье проживает больше, чем в Дагестане. Возможно, это произошло из-за того, что лезгины не имели возможности политико-экономической самореализации в республике Дагестан и были вынуждены выезжать в другие регионы РФ. Лакцы же считаются самым урбанизированным народом Дагестана (свыше 50%). В целом для дагестанцев Москвы и Подмосковья характерно тухумное расселение, что в условиях мегаполиса приобретает своеобразные черты – члены одного тухума стараются селиться максимально близко друг другу и поддерживают тесные отношения. Благодаря этому сохраняется этнокультурная и языковая среда. Для дагестанской общины характерно сохранение не литературных языков, а местных диалектов и говоров, которые употребляются в среде односельчан и родственников.

Дагестанцы Москвы и Подмосковья стремятся сохранить и поддерживать внутриэтнические контакты. Проводятся не только официальные встречи, но и неофициальные по различным поводам (свадьбы, политические события на родине, похороны и т.д.). Например, на свадьбах собираются 200-300 и более человек, а у агулов собираются более 50-60 человек для участия в похоронном обряде. Обычно проводятся такие мероприятия на национальных языках. Для проведения религиозных обрядов (никах, мавлиды, похороны) приглашаю религиозно образованного муллу из дагестанцев или же из другой этнической общности (татар, арабов или таджиков).

Никах проводится в узком кругу (жених, представители или родители невесты, свидетели) невеста находится в соседнем помещении. Лишь после прочтения никаха начинается празднование свадьбы в большом кругу гостей.

Отличаются дагестанцы проведением похоронного обряда. В основном умерших дагестанцев хоронят в Дагестане, в Москве проходит лишь часть похоронных обрядов (омовение покойника, одевание его в саван, поминальная молитва-джаназа). В Дагестане в родном селе читают повторно джаназ-намаз и проводят захоронение.

Предпочтительность в общении обуславливается в следующем порядке: отношением к одной патронимии, одно село, группа соседних сел, один район, Дагестанский регион, Дагестан. Последний уровень самоиндификации – принадлежность к мусульманским народам. В такой же последовательности оказываются предпочтения при подборе кадров.

Социальный состав

Социальный состав московских дагестанцев разнообразен: преподавали вузов, ученые, врачи, профессиональные спортсмены (в том числе чемпионы России и мира, тренеры, сборные по ряду видов борьбы более чем наполовину состоят из дагестанцев (дзюдо, санда, вольная борьба и другие)), государственные чиновники, представители мелкого и среднего бизнеса. А когда начался строительный бум в Москве, немало дагестанцев стало работать на стройках промышленных и жилых помещений. В московской области находятся большое количество дагестанских ферм, в основном животноводческих, которые специализируются на передержке и разведении мелкого рогатого скота. Для передержки животные поступают из Калмыкии, Ростовской и Волгоградской областей, в основном от родственников или земляков подмосковных дагестанцев.

Религия

В религиозном плане среди дагестанцев встречаются, как и абсолютно не соблюдающие религиозные предписания, так и глубоко верующие люди. Дагестанцы в основной массе шафииты, исключение ногайцы и часть моздокских кумыков – они ханафиты. Таты, уроженцы лезгинских сел Мискинджа и Куруш, дербентские азербайджанцы – шииты. В последнее время стала распространяться внемазхабная саляфийа, в основном у северокавказских дагестанцев. Среди дагестанцев Москвы и Подмосковья присутствуют представители разных суфийских течений и школ накшбандийского и шазилийского тарикатов. В столичном регионе также присутствуют представители даргинской и кумыцкой школ. Даргинская школа распространена в основном в селах Губдене и Уллуа Дагестана и поселке Восточный, Киргизия. Опирается на безоговорочное следование нормам шафиитского мазхаба по старым книгам, ведет происхождение от шейха Али-хаджи Акушинского. Кумыцкая школа, которая связана с Багауддином Исаевым и кумыкскими накшбандийскими шейхами. Так же присутствуют школы других направлений.

Сторонники разных течений дагестанского ислама нередко лоббируют свои интересы через столицу. К примеру, мюриды С. Ацаева получили государственные лицензии для ряда свих учебных заведений и добились чтобы на пост уполномоченного Совета по хаджу был поставлен их сторонник Ахмед Билялов (депутат Госдумы). Используют дагестанцы московские связи и для борьбы за свои интересы в Дагестане, в том числе и по вопросам хаджа, в особенности это касается кумыков и даргинцев. Даргинцы занимают значительную часть мест во многих властных дагестанских структурах, но не в республиканском ДУМе. Лезгины в данном направлении не активны, что может быть связано с отсутствием у них собственных мусульманских школ.

Неоднократно дагестанцами Москвы выдвигались предложения о возведении шафиитской мечети, но строительство так и не началось. Большая часть дагестанцев является прихожанами Мемориальной мечети Москвы, имамы которой зачастую следуют положениям шафиитского мазхаба. Также члены дагестанской общины собираются и на собственные еженедельные пятничные молитвы.

Московская община дагестанцев весьма активна в религиозном плане (например генеральный директор ИД «Бадр» — аварец Н. Наджмуддинов) и занимают доминирующие позиции в кругах северокавказских интеллектуальных кругах Москвы, это заметно в том числе и по журналу «Эхо Кавказа», один из крупных проектов которого был выпуск иллюстрированной энциклопедии «Шамиль» в 1997 году. Руководил выпуском Ш. Казиев.

Представителями дагестанской общины и лицами, связанными с ДУМ Дагестана осуществляется финансирование популярного сайта Ислам.Ру и журнала «Ислам».

Из видных дагестанцев Москвы можно назвать: Р. Абдулатипова (дипломат, ученый, государственный деятель); А. Билялова (уполномоченный Совета по хаджу); Г. Махачева (депутат Госдумы РФ); М. Заргишеева (советник по вопросам религии при Госдуме); Д. Халидова (политолог); А. Ярлыкапова и Г. Хизриева (этнологи); М. Гасанова (российский докторант ун-та аль-Азхар преподаватель Московского исламского университета).
При этом в Москве не существует ни одного дагестанца–имама мечети.

У дагестанцев Москвы есть свои национально-культурные организации, например московский культурный центр «Дагестан», который был образован в 1989 году и явился первым официально зарегистрированный из этнокультурных объединений Москвы.

В вопросах брака большая часть дагестанцев отдает предпочтение эндогамным бракам (в том числе и родственным, за исключением ногайцев и кумыков), но имеют место и экзогамные браки – как внутри дагестанской общины (между различными дагестанскими этносами), так и с недагестанцами (в основном с татарами). Встречается и заключение браков с немусульманами. Характерно двоеженство. Этническая идентификация потомков от смешанных браков зависит в большей степени от связи с дагестанскими родственниками. Зачастую, когда родственные связи крепкие ребенок выбирает дагестанскую этничность.[1]

Примечания:
  1. Ислам в Москве: энциклопедический словарь / Коллект. автор. Сост. и отв. редактор – Д. З. Хайретдинов. – Н. Новгород: Издательский дом «Медина», 2008.