Иранская община в Москве

Иранская община в Москве и Подмосковье – иранцы появились в Москве предположительно в средние века. В те времена они являлись одной из самых видных московских иноземных общин (хотя были немногочисленны).

В Москве в 17 веке для иранцев был предоставлен Персидский двор, находящийся в Китай-городе.

Во время существования СССР из иранцев в Москве проживали в основном представители различных движений («Муджахедин-э халк», «Тудэ»), а также курдские националисты, которые придерживались прокоммунистической ориентации. Некоторые из этих иранцев сумели достичь довольно высокого положения в советском обществе, например: Мустафа Салмаси (племянник руководителя курдского восстания Мустафы Барзани) являлся заместителем министра здравоохранения РСФСР.

Помимо самих иранцев в СССР проживали и выходцы из иранских общин — армянской, азербайджанской, белуджской и ассирийской. Хотя точных данных об их присутствие в Москве нет, тем не менее, предполагается факт их проживания именно в столице и столичном регионе.

Для представителей данных групп была характерна этническая экзогамия, которая повлекла за собой уже во втором поколении изменение национальной самоиндификации.

Анализируя численность московской иранской общины можно сказать, что в советское время она была немногочисленной, это было связано с политическими противоречиями между СССР и Ираном, который до 1979 года придерживался проамериканских позиций.

Мало изменилась ситуация и после исламской революции, которая произошла в Иране в 1979 году. Хотя представители оппозиционных шаху «Тудэ» и «Муджахедин-э халк» после этой революции стали врагами нового руководства Ирана, что находило, а со стороны советских властей находили поддержку.

Численность

В ходе проведения переписи 1989 года количество иранцев не учитывалось (причиной чего могло быть разбросанность иранцев по разным этническим группам). Согласно переписи 2002 года количество персов в Москве – 653 человека, Московской области – 120 человек (не отрицается, что в это количество могли входить и самаркандские персы из Узбекистана). К иранцам относятся также курды, иранские азербайджанцы, туркмены и белуджи. Но так как представители этих общин могут быть выходцами и из других стран, долю выходцев из Ирана среди них посчитать не предоставляется возможным.
Из-за неизвестного процентного соотношения среди «персов» выходцев из Узбекистана и Ирана становится невозможным расчет иранцев по соотношению этнических групп населения самого Ирана.

В наше время иранская община в Москве, ее основной костяк состоит из сотрудников посольства и культурного центра Ирана и журналистов. Большинство иранцев – аспиранты, которые повышают свою квалификацию и продолжают образование, которое получали до этого в Иране. Все он поддерживают тесную связь с посольством ИРИ.

К 2000 году в результате активизации сотрудничества между руководством России и Ирана количество иранских аспирантов в Москве возросло. В основном иранцы занимаются медициной, прикладными фундаментальными естественными дисциплинами.
Чаще всего аспиранты в Россию приезжают с семьями. На время учебы они находятся на содержании посольства. При всем сем этом студентов «с нуля» практически нет.
Среднее звено сотрудников коммерческих фирм среди иранцев в основном представлено местными таджиками и азербайджанцами.

Иранской московской общиной ведется активная религиозная деятельность. Так один раз в две недели проводятся собрания по религиозной тематике, в ходе которых также освящаются памятные даты истории шиизма, Иранской исламской революции. На собраниях мужчина собираются отдельно от женщин.

В ходе собрания мужчинами совершается коллективный намаз, читаются дуа, затем следует чтение Священного Корана по правилам таджвида. Нередко случается и проведение конкурсов по искусству чтения Корана. Для женщин ведется трансляция их мужского зала.

Во время крупных дат, празднуемых иранцами, собрания проводятся в здании Центральной детской библиотеки, расположенной на калужской площади. В этом же здании проводятся демонстрации документальных фильмов из жизни Палестины и Ирана, а также концерты традиционной иранской музыки. Мероприятия обычно оканчиваются чаепитиями.

Помимо этого иранской общиной устраиваются собрания на улице Новаторов в мечети резиденции иранского посла. Женщины при этом собираются в спортивном зале, который находится рядом с мечетью. Мероприятия к тому же проводятся в здание на Покровке, для этих целей там арендуются помещения.

Нередки визиты в Москву представителей Ирана, которые проводят среди московских иранцев выступления и лекции.
Также при посольстве Ирана существует детская школа, в которой обучение проходит по иранским программам. В той школе обучаются и дети таджиков.

Присуще для представителей иранской общины наличие в доме нескольких телевизоров, один из которых настроен на иранское телевидение. В иранских семья детей максимально отгораживают от просмотра российского телевидения. Это в значительной мере способствует отсутствию ассимиляции иранских детей в Российское общество.

Иранские аспиранты также устойчивы к ассимиляции, невзирая на их тесные контакты с русскими.

В России есть представительство одного из кумских аятолл – Ленкорани, представитель Ленкорани – аятолла Худаи проживает в Москве. Он дает консультации по джафаритскому фикху ленкоранийского иджтихада и собирает хумс (5-я часть доходов членов общины). Хумс расходуется в дальнейшем на дела шиитской общины. Данный офис был создан Ираном, в том числе и для контактов с шиитами России.

Иранцы приняли активное участие в создании и последующем функционировании колледжа «Расуль Акрам», директором колледжа также был иранец – Афзали.

В издательской деятельности 1990-х годов иранцы тоже принимали активное участие. Подготовка изданий осуществлялась в Баку, в центре «Иршад» (центр исламоведческих исследований). Первые издания вышли в свет в 1996 году. Ими были изданы: 1999 год – «Имам Хомейни» в серии «Вожди народов» издательства «Палия Мишин», в это издание вошли биография Имама Хомейни, историческое письмо Горбачеву, тексты его речей и устных выступлений, религиозно-политическое завещание, аналогичное издание посвященное аятолле Хаменеи было выпущено в 2000 году; 1995 год – «Изречения, афоризмы, наставления имама Хомейни»; 2002 год — «Свет Священного Корана» 20-томный тафсир Корана. Редакция Назима Зейналова, выпускника Кумского университета. Тираж 3000 экземпляров. В период с 1998 по 2003 года было издано большое количество сборников по материалам научно-практических конференций, посвященных личности и теоретическому наследию имама Хомейни; также иранцами была выпущена книга «Престольная мудрость» Садреддина Ширази. В 1998 году вышли в свет книги «Шиизм в исламе» Аллямы Табтабаи и «Вопросы идеологии с точки зрения шиизма» Мухаммада Резы Музаффара. Большим тиражом выпускались труды Сейида Муджтаба Мусави Лари: «Пророчество», «Бог и Его атрибуты», «Имамат. Верховная власть в Исламе», «Основные положения Ислама», «Западная цивилизация глазами мусульманина». В 2002 году Иранским культурным центром был издан сборник хадисов «Букет из сада изречений Пророка (ДБАР) и Ахли Бейт (АС)».

Так же ими был выпущен в свет «Тоузех аль-масаиль» («Разъяснения положений шариата») таких авторов как аятолла Ленкорани и аятолла Систани на русском языке, благодаря этому труду стала доступна информация о правовых положениях джафаритского мазхаба, касающихся ежедневной мусульманской ритуальной практики.

Следует отметить, что иранская община очень активна в плане распространения своих религиозных планов, по этому показателю она даже опережает активных в этой сфере турков и арабов. Это в значительной мере обусловлено скоординированным характером деятельности иранской общины.

Среди представителей иранской общины помимо шиитов есть и сунниты, это главным образом белуджи и курды. Среди курдов преобладает религиозная индифферентность, которая сочетается со следованием националистическим и марксистским взглядам (большая часть курдских структур, находящихся в Москве близки по взглядам Курдской рабочей партии).[1]

Примечания:
  1. Ислам в Москве: энциклопедический словарь / Коллект. автор. Сост. и отв. редактор – Д. З. Хайретдинов. – Н. Новгород: Издательский дом «Медина», 2008.