Иснад

Исна́д (إِسْنَادٌ‎‎ араб. подтверждение) — перечисление людей, передававших друг другу из поколения в поколение тексты о словах и действиях Мухаммада. Например: «Рассказал мне А. со слов Б., что В. сказал, что Г. слышал, как пророк Мухаммед изрек…».
Мусульманские ученые старательно выявляли непрерывную цепь передатчиков, выясняя их имена, устанавливая годы жизни, биографии, чтобы удостовериться в том, что они встречались и могли обмениваться преданиями. Развитие науки о предании, илм ал-хадис, и ассоциаций иснадов оказали глубокое влияние на исламское историческое сознание, установили осмысленную связь всех поколений мусульман вплоть до времени Пророка.

Использование иснада началось в доисламский период, когда рассказы о военных походах арабов сопровождались рецитацией генеалогии знатного араба, о котором велся рассказ, от дней его жизни до того времени, когда слушатели внимают рассказу. Первые мусульмане переняли этот обычай, рассказывая об основных событиях из жизни Пророка, его спутников (сахабов) и общины
Для определения достоверности включенных в иснад индивидов и выявления их связи с другими членами цепи передатчиков хадисов мусульманские ученые разработали детальные биографические словари, содержащие как имена передатчиков, достойных доверия, так и имена тех, кто этого доверия недостоин. Примером справочника о достойных лицах может служить труд Китаб ат-табакат ал-кубра, созданный Ибн Са’дом. Передатчики, включенные в иснад, проверялись и по моральным, и по религиозным, и по умственным качествам. Передатчики, недостойные доверия, были собраны в справочнике ан-Наса’и, названном Китаб ад-ду’афа.

В суфизме

Понятие иснад присутствует и в практике суфийских братств. Это генеалогическая цепь, состоящая из основателя братства и его последователей-преемников шайхов. которые наследуют систему основателя братства, восходящую, по их вере, к Пророку. Иснад был важен и для учеников: наличие у суфия-учителя достоверного иснада обеспечивало обучающемуся всю полноту мистического знания, которое приобщало его к божественной благодати, восходящей если не к самому Пророку, то к Его окружению.