Крещения мусульман

Крещения мусульман, политика церкви — по свидетельству Н.М. Карамзина, православная церковь, в период ослабления Золотой Орды, следовавшая идеям «Третьего Рима» и «Нового Иерусалима», преследовала цель полного крещения иноверцев, в первую очередь «поганых магометан». После окончательного укрепления у власти основанной предстоятелем православной церкви патриархом Филаретом новой династии Романовых (17 век, вторая половина), крещение мусульман становится целью не только церкви, но и государства.

Пленные ханы и их потомки (мурзы и беи), являющиеся видными представителями татарской и ногайской феодальной элиты, стали первыми объектами Московской политики крещения мусульман. Правительство стремилось к стимуляции принятия православия, в первую очередь, верхушкой сословия «инородцев». Также эта политика крещения мусульман проводилась среди зависимых людей: персов, пленных турков, татар.
После падения Казани в 1552 году миссионерская деятельность православной церкви, будучи и обязанностью государства, активизировалась.

По сведениям, почерпнутым из послания в персидскому царю Асана Касимова и Балахая Мирзесина в 1678 году, обнаруживаются причины, заставлявшие креститься мусульман, находящихся в зависимости. Их подвергали пыткам голодом, когда они находились в Посольском приказе. Они слезно молили окрестить их. Напрашивается вывод, что зависимые мусульмане почти не имели шансов на сохранение своих национальных и религиозных особенностей.

Из документов РГАДА следует, что основной причиной принятия крещения был экономический фактор, так как новокрещеным полагалось большое денежное и материальное вознаграждение. Но не желающая смены вероисповедания часть мусульман мешала крещению единоверцев. Большое нежелание креститься, как замечают исследователи, вероятно, могло способствовать брожениям среди татарского служилого сословия, которое вызвало их ослабление. Единичные попытки крещения мусульман, не относящиеся к жителям татарской слободы, предпринимались в Москве и позднее, что подтверждается большим количеством архивных свидетельств. В рапорте от 1837 года есть информация, что татарский арестант Батарши Биктимиров после крещения был назван Иоанном, что является исполнением воли Московского и Коломенского Митрополита. Также прилагается прошение этого арестованного, где он просит чтобы его покрестили, так как давно верует в Мессию. Имеется и прошение на имя митрополита от арестанта Абдул-Халима Сунхакулова, получившего имя Косьма после крещения, желание которого он объясняет тем, что живя с татарами, заблуждался, но, окруженный христианами, уверовал во спасение. Кантонист Оренбургского башкирского казачьего войска девятнадцатилетний Махутем Халил Ишмуратов был крещен и наречен Константином. Он объясняет свое крещение волей начальства и постоянным проживанием среди православных в Москве. То, что принимали крещение арестанты, мелкие чиновники и ремесленники, имеющие низкое социальное положение, свидетельствует о нажиме на них в целях изменения веры.

Государственная религия, которой было православие, имела средства для проникновения в умы и сердца. Желающие вступить в брак с русскими женщинами письменно обязались крестить детей и воспитывать их в православии. Церковь регламентировала строительство неправославных храмов, выбирая место для постройки. Отказ мог последовать от надуманных причин.

Миссионеры православной церкви, осуществлявшие многовековую деятельность по крещению иноверцев, не смогли всех привести в лоно христианской церкви, и в Москве тоже. Во времена либеральные, особенно был заметен провал в действии миссионеров по отношению к мусульманам.[1]

Примечания:
  1. Ислам в Москве: энциклопедический словарь / Коллект. автор. Сост. и отв. редактор – Д. З. Хайретдинов. – Н. Новгород: Издательский дом «Медина», 2008.