Ногайский двор

Ногайский двор – в середине 15 века в процессе распада единого Золотоордынского государства Ногайская Орда стала самостоятельной. В те времена ей правили внуки Эдигея – биев Ваккаса и Аббаса.

В 1507 году были официально оформлены торговые отношения Ногайской Орды и Москвы. Интенсивное развитие торговых отношений началось с 1520-х годов. В исторических документах с 1535 года упоминается Ногайский двор, в котором останавливались ногайские послы, находился он за Москвой рекой. По словам И.Е. Забелина Ногайский двор располагался в месте, где сейчас находится Павелецкий вокзал («между Конной площадью и Кожевниками на Зацепе»).

Известно, что ногайские купцы, которые пригоняли в Москву табуны лошадей для продажи, располагались вне Ногайского двора — под Красным селом за Яузою (ныне Красносельское), а также на лугу против Симонова монастыря, «под Павшиным».

В тех случаях, когда из Ногайской Орды с небольшой разницей во времени прибывало несколько посольств, тех, кто приехал позднее размещали за подворьями этих государств. Например, ногаев располагали на отдельных дворах Замоскворечья, а в 1560 году в Кожевниках и в Мустофинском дворе.

В составе официальных посольств были муллы, которые заведовали дипломатической перепиской бийского двора («бий» правитель Ногайской орды). Часто ногайские посольства сопровождались «тезиками» (гости из Средней Азии (бухарцы, таджики)), которые считались членами делегаций от мирз и биев.

В отношениях России с Крымом и Ногайской Ордой одним из основных вопросов была выплата «тыша», «поминков» (которые являлись заменой дани выплачиваемой Москвой ордынским государствам). Впервые «поминки» в Ногайскую Орду были отмечены в 1504 года, в грамоте Ивана III к бию Ямгурчи. Выплачивала Москва эту дань до конца 16 века. Это обуславливало то, что приемом ногайских посольств ведали казначеи, а для повседневного общения нанимались местные татары, но при этом их сопровождали караульщики и приставы.

Ногайские купцы, находящиеся на территории Москвы, были окружены русскими охранниками и не начинали торговлю пока не получали на нее разрешения от русского государя. Торговали они в основном лошадьми и некоторыми товарами (тулупы, войлок, кожа и другими). Ногайцы за два столетия поставили огромное количество лошадей в Москву, так дворянская русская конница была сформирована в основном из лошадей, купленных у ногаев.

При этом существовал запрет на продажу москвичами этим купцам «заповедных товаров» (доспехи, оружие, вещества для изготовления пороха, изделия из металла).

Согласно историческим документам в одном из ногайских посольств было 70 послов, 70 мурз, общее количество ногаев, с учетом гостей, составляло 4700 человек. Летом 1534 года пригнали в Москву 40 тысяч лошадей. По данным А. Капеллера в 1551-1956 годах на Ногайском дворе побывало около 10 тысяч торговцев, которые в общей сложности пригнали в Москву более 177 тысяч лошадей. И.Е. Забелин сообщает, что в 1563 году с мурзами в Москву прибыло 1000 человек, лошадей было пригнано около 8000, а в 1565 году лошадей пригнали 5547. Основываясь на эти данные, очевидно, что Ногайский двор возник не на пустом месте, также, возможно, что ногаи использовали стоянку послов Большой Орды.

Известно, что с Ногайским двором были тесно связаны тюркско-мусульманские поселения Замоскворечья и Татарская слобода (обслуживали ногайское посольство, базар, были торговцами, ремесленниками и переводчиками).

Ногайский двор пришел в упадок к середине 17 века.[1]

Примечания:
  1. Ислам в Москве: энциклопедический словарь / Коллект. автор. Сост. и отв. редактор – Д. З. Хайретдинов. – Н. Новгород: Издательский дом «Медина», 2008.